На главную   Контакты   Поиск   Карта сайта   Ссылки 
рефераты
 

Звезда по имени Солнце. Виктор Цой, стр. 2

егоричное, отмеренное ритмичным ходом гитары предложение неминуемого выбора "с нами или против нас" всего лишь померещилось в металлических и мягких, словно фольга, гармониях. Но нельзя рассматривать его тексты песен в отрыве от музыки, они многое таким образом теряют, т.к. текст и музыка едины, ведь мысль в них одна.

Половина песен написана просто от большой скуки и безделья, вторая половина, обладая глубоким смыслом, излагается очень просто и доступно. Его стихи – и простые, жизненные, на волнующие всех нас темы, и более сложные, с подтекстом. Он поясняет это так: «Мир многолик, многолики и стихи». Спору нет, заслуга Цоя велика: сделать рассматривание различных проблем настолько простым и понятным, без потери глубины смысла и самой сути, и, не прибегая к размышлениям о высоких материях и различного рода философствованиям, - дорогого стоит. В этом и была его основная ценность и уникальность. Это и сделало его героем ещё при жизни. В текстах никакого тебе навзрыда, надрыва и крика, никакой правды-матки, столь характерной для так называемого «русского рока». В его стихах, в нем самом, в его песнях чувствуется искренняя вера, без оттенка «комерческого» характера.

Мир Цоя – братство одиночек, поэтому и его лирический герой – одиночка, путешественник, просто асоциальный тип! Путник, идущий, подобно набоковскому Мартыну, за какой-то призрачной мечтой по зову свыше:

Hо странный стук зовет в дорогу

Mожет сердце, а может стук в дверь

При всем своем имидже закрытого, молчаливого любителя гардероба всех оттенков черного, Цой был (есть!) потрясающе открыт для тех, кто внимательно слушает его песни:

Я не люблю, когда мне врут,

Но от правды я тоже устал.

Я пытался найти приют,

Говорят, что плохо искал.

Персонаж Виктора Цоя не просто готов выйти под дождь, отправиться в путь, вступить в бой. Он таинственно улыбается безусловной победе, даже когда сажает "алюминиевые огурцы на брезентовом поле". И когда тонет, хотя, как и все, знает близлежащий брод. Дело не в том, что он отказывается от легкого пути, дело в том, что, позвав за собой, манит не на красивую гибель, а к выигрышу по большому счету. Так уж сложилось, поет Цой - "Где бы ты ни был, что б ты ни делал, между землей и небом - война". И в тотальной возне за место под солнцем уверенность в осмысленности на первый взгляд иррациональных, "невыгодных" поступков служит залогом сохранения духовности. В этом, собственно, и состоит цель песенного героя Виктора Цоя. Цель куда менее определенная, чем путь к ней, как расплывчаты контуры любой идиллии. Не предлагая чудодейственных рецептов, не скалясь на "отдельные недостатки", Цой просто заявляет: "Дальше действовать будем мы". И по дорогам снова мелькает плащ странствующего рыцаря.

Небольшой анализ стихотворения «Пачка сигарет»:

Экзистенциальный смысл поэзии Виктора поражает своей глубиной, ясностью и лиризмом даже тех, кто не искушен в вопросах философии, эстетики и истории литературы. Наличие в кармане некоторого количества табачных изделий становится поворотным пунктом в мироощущении Цоевского лирического героя, и дает повод для оптимистического восприятия действительности. И хотя из песни становится ясным, что в немалой степени этому способствует проездной документ на самолет (находящийся, очевидно, в этом же кармане), все же доминирующим фактором является именно пачка сигарет - не случайно именно этот образ вынесен в заглавие всей песни. Лирический герой Цоя архетипичен и берет свою родословную из довольно скучной и известной всем из школьной программы галереи "ненужных людей" XIX века – Печориных, Чацких и Онегиных. "Последний Герой" Цоя - воплощенный образ самого Виктора - своего рода Байроническая личность, загадочная и отчужденная, прежде всего потому, что нам непонятна природа его рефлексий: она скрыта глубоко внутри, может быть в прошлом этого персонажа. Мы можем лишь смутно догадываться, по каким именно дорогам ходил персонаж в начале песни "Пачка сигарет" ("Я ходил по всем дорогам..."); непонятно и направление его движения ("и туда, и сюда"), и полной неясностью покрыта неспособность героя различить оставленные им (либо кем-либо другим) следы ("Обернулся - и не смог разглядеть следы"). Невозможность отследить, увидеть точку возникновения собственных мыслей и чувств рождает у героя смутное, но стабильное предчувствие скорых событий явно деструктивного характера, усугубляющееся отсутствием музыки, игравшей, очевидно, немаловажную роль в становлении его как личности ("А без музыки и на миру смерть не красна"). Жестоким приговором окружающему миру, обществу потребления, звучат первые строки куплета ("И никто не хотел быть виноватым без вина/ И никто не хотел руками жар загребать") - и хотя обвинение это не персонифицировано, мы понимаем, что именно нежелание "загребат

<< назад    вперед >>

© 2006. Все права защищены.