На главную   Контакты   Поиск   Карта сайта   Ссылки 
рефераты
 

Религия и наука в контексте культуры, стр. 2

учайные и внешние соседи. Внутренне они слитны с самого начала истории человечества. На раннем этапе культуры формирующееся сознание человека было мифологическим по своему содержанию и форме. Историки культуры свидетельствуют, что у ее истоков для наших предков были почти неотличимы факт и вымысел, наблюдение и иллю­зия, реалия и воображение, действительность и легенда, практи­ческое действие и магический ритуал, очевидность и миф. Тако­ва мифология — мироощущение детства человечества. Массу своих архетипов (не столько в знаниях, сколько в верованиях) культура вынесла именно из мифологии. Один из таких архети­пов — вера в чудесное.

«Религия, — пишет один из основателей современной (мате­матической) логики А. Уайтхед, — является видением того, что находится по ту сторону, вне и внутри мимолетного потока непо­средственно данных вещей; того, что обладает реальностью и все же ожидает реализации; того, что придает значение всему прехо­дящему, само же ускользает от понимания; того, что представля­ется окончательным благом и в то же время находится вне преде­лов достигаемости; того, что служит высшим идеалом и является предметом безнадежных исканий».

Общество меняется несравненно быстрее, нежели религия. Благодаря своей проницаемости едва ли не во все сферы жизни, особой традиционности и инерционности, она выступает консер­вативным, сохраняющим началом общественной жизни и культу­ры. В ней немало реликтов, и все же в сфере культуры религию символизирует не архив - хранилище древностей, но именно дей­ствующий, питаемый реалиями прошлого и современности храм.

В религии органически сплетено сакральное (сверхъестест­венное) и священное (особенно чтимое). На ранних этапах раз­вития человечества власть религии особенно выходила за ее не­посредственные границы. Вплоть до позднего Средневековья Церковь охватывала едва ли не все культурные сферы. Она была одновременно школой и университетом, клубом и библиотекой, лекторием и филармонией. Эти учреждения культуры вызваны к жизни практическими нуждами общества, но их истоки нахо­дятся в лоне Церкви и во многом именно ею вскормлены.

Пожалуй, сильнее всего религия влияла на становление и развитие национального самосознания, на культуру этноса. По­всеместно быт и традиции формирующегося этноса, его язык и предания, даже сам строй национального мышления, окрашены верованиями предков. Их очаги, жилища, могилы составляли единое целое с жертвенниками. Первоисточник этнического са­мосознания — не только кровное родство, совместный труд и общежитие, но и общие ритуалы на святилищах.

В язычестве особенно глубоки корни сознания и подсозна­ния этноса. Их питало единство представлений и обрядов тоте­мизма, культа предков, героев и вождей племени. Глубинные языческие корни этносов во многом оп­ределили облик позднее складывавшихся локальных религий и цивилизаций, неповторимое и консервативное своеобразие на­циональных культур.

Понятие цивилизация часто (и не вполне точно) используется как синоним культуры, а иногда — для обозначения послеварварского периода истории. В последнее время чаще всего под цивилизацией подразумевают уровень культурного развития и своеобразие определенных исторических типов локальных куль­тур (античная цивилизация и др.) или же глобальных культур (западная цивилизация, восточная цивилизация)

Религиозное (в том числе языческое) наследие этносов стало одним из компонентов глобальных цивилизаций Запада и Вос­тока. Правда, развитая цивилизация Запада, прошедшая школу Реформации и рационализма, в значительно меньшей мере ок­рашена религиозным (не только христианским, но и языческим) началом. В культуре же Востока религиозное и светское и по­ныне настолько тесно взаимосвязано, что почти неотличимо. Что же до России (Евразии по своим истокам и географическо­му положению), то ее культура, пожалуй, богаче большинства западных государств проявлениями язычества.

Более или менее, но аромат язычества пронизывал и прони­зывает фольклор, обычаи, историческую память каждой нации. А для многих из них он даже определял восприятие последую­щего культа мировых религий. Как правило, этот культ понача­лу воспринимался как «чужая вера», и проходили столетия (как то было с крещением Руси), прежде чем он заменял этносу язы­чество. Заменял не вполне: следы язычества в той или иной ме­ре присущи каждому национальному варианту буддизма, хри­стианства и ислама.

Цивилизующее воздействие мировых религий было огромным. Они снижали барьер отчуждения этносов, нарушали скорлупу замкнутости, способствовали более быстрому форми­рованию наций. Но главное — стремительно, своеобразной «расширяющейся Вселенной» втягивали этносы в русло общече­ловеческой, наднациональной и надконфессиональной культу­ры. В мировых религиях особенно явственно запечатлено нечто общезначимое для разных этносов. Они становились дополни­тельным пространством общения между ними, пространством обмена опытом и ценностями.

Уже у истоков становления этнос

<< назад    вперед >>

© 2006. Все права защищены.