На главную   Контакты   Поиск   Карта сайта   Ссылки 
рефераты
 

Цицикарский протокол 1911г.(Основы взаимоотношений России и Китая в начале 20 в.), стр. 1

Цицикарский протокол 1911.

В результате русско-японской войны 1904-1905 гг., явившейся, по сути дела, войной за раздел сфер влияния на Дальнем Востоке, Россия была вынуждена уступить Японии ключевые позиции в Северо-Восточном Китае. В последующие годы внимание правительства все более сосредоточивается на борьбе за влияние в Монголии. В 1910 г. Япония формально аннексировала Корею, что укрепило позиции Японии на материке.

Это отразилось и в соответствующих акциях по демаркации и редемаркации границы, установленной еще Нерчинским и Кяхтинским договорами.

Разграничение по Айгуньскому договору 1858 г., возвратившее России территории по Амуру, отторгнутые маньчжурами при нерчинских переговорах, оставило без изменений положение на аргуньском участке границы, вопрос о котором не поднимался русской дипломатией. Таким образом, Цинская империя сохранила за собой бывшие русские владения на восточном берегу Аргуни.

Аргуньская граница не вызывала никаких споров у обоих государств вплоть до начала XX в. Но в конце первого десятилетия XX в., когда монгольские караулы на границе были заменены китайской пограничной стражей, правительство возбудило перед Россией вопрос о редемаркации граничной линии, на протяжении от горы Тарбагандаху до Аргуни. Русский посланник в Пекине И.Я. Коростовец в своем донесении министру иностранных дел от 7 февраля 1909 г.

Коростовец предложил послать комиссию для детального обследования спорного участка границы. Одновременно с этим в апреле 1909 г. цинское Вайубу (Министерство иностранных дел) обратилось к русским властям с просьбой назначить совместную пограничную комиссию. В связи с формированием пограничной комиссии Военное министерство России высказало русскому Министерству иностранных дел свой взгляд на территории, которые пыталась оспаривать китайская сторона. 30 (17) апреля военный министр В.А. Сухомлинов писал управляющему Министерства иностранных дел Н.В. Чарыкову, что хотя указанные «спорные пограничные районы не имеют сами по себе особой стратегической важности», тем не менее необходимо в период предстоящих переговоров активно отстаивать права России на эти участки территории. Во-первых, по мнению Сухомлинова, «всякие уступки и колебания с нашей стороны, как доказал опыт, понимаются китайцами как проявление слабости и поощряют их только к дальнейшим домогательствам, а во-вторых, на этом участке границы, по последним многочисленным донесениям, китайцы и без того развивают энергичную деятельность».

В следующем письме Чарыкову, от 13 мая 1909 г., В.А. Сухомлинов, касаясь тактики русских представителей на предстоящих переговорах, указывал, что, не возражая против изучения спорных участков границы и архивных данных, относящихся к истории вопроса, он предлагает добиться того, чтобы инициатива предъявления документов исходила «отнюдь не от нас, а от китайцев, так как при одинаковой для обеих сторон неопределенности обозначения спорных участков границы в трактатах мы имеем в своих руках лучшее доказательство принадлежности участков нам: а именно совершившийся факт давнего владения и не опротестованного со стороны китайцев до последнего времени пользования спорными территориями русскими».

В начале мая для исследования границы на месте иркутским генерал-губернатором был командирован подполковник генерального штаба Н.А. Жданов. Изучение пограничных ориентиров на местности натолкнулось на противодействие цинских властей. Так, 21 (8) июня 1909 г. в районе Кайластуевского караула китайские солдаты обстреляли русских военных топографов, обследовавших старое русло Аргуни и находившихся на оспариваемом о. Капцагайтуевский. После решительного протеста русской стороны цинское правительство принесло извинения за этот инцидент.

К концу 1909 г. комиссия подполковника Жданова закончила предварительное изучение местности в районе границы. Жданов предпринял поездку вдоль Аргуни совместно с пинскими чиновниками. И.Я. Коростовец, извещая специальной депешей правительство о подготовке переговоров, подчеркивал, что «после осмотра и сличения наших и китайских карт выяснилось, что китайцы намеренно исказили некоторые места, например, вместо реки показаны горы с целью отодвинуть действительную границу к северу. При этом китайские чиновники старались доказать, что наши предварительные изыскания неверпы, и не хотели исправлять своих карт по нашим. Однако после продолжительных пререканий согласились на исправление граничной линии по Аргуни до маяка № 63, но отказались осмотреть южное Хайларское устье и западную часть границы от сопки Абагайту до горы Тарбагандаху, ссылаясь на отсутствие полномочий».

Коростовец отмечал, что, по свидетельству Н.А. Жданова, китайцы, видимо, хорошо подготовлены к предстоящей проверке границы и хотя оспаривали почти все доводы русской стороны, но прекрасно осведомлены о реальном положении пограничных земель и обоснованности русских претензий.

Редемаркация должна была проводиться на трех участках. В план работ входил

    вперед >>

© 2006. Все права защищены.