На главную   Контакты   Поиск   Карта сайта   Ссылки 
рефераты
 

Педагогика А.С. Макаренко, стр. 2

аться должен не только воспитуемый, но и сам педагог. Причём, не нужно иметь педагогического таланта. Как писал Макаренко: «Я не обладаю педагогическим талантом и пришёл в педагогику случайно. Отец мой, маляр, сказал: «Будешь учителем.», рассуждать не приходилось, и я стал учителем. И очень долго чувствовал, что у меня плохо идёт, не важный я был учитель, да и воспитатель был не важный. Но со временем учишься и воспитываешься, и я стал мастером своего дела. А мастером может сделаться каждый, если ему помогут и если он сам будет работать. И хорошим мастером можно сделаться только в хорошем педагогическом коллективе».

Макаренко считал, что подорвать учительский авторитет невозможно, практически в любой ситуации можно его только поднять. «Ничего нет позорного, если директор объявит выговор учителю. Пусть учитель считает, что он не совсем виноват, но раз директор объявил ему выговор, он должен этим выговором воспользоваться для поднятия своего авторитета. Он должен сказать:

- Да, я ошибся. Я наказан, потому что я отвечаю за свою работу. Я требую этого и от вас».

«Однажды произошёл такой случай, - пишет Макаренко, - у меня был Иван Петрович Городич. Он что-то не так сделал в походе. Он дежурил по колонии. Я разозлился. Спрашиваю:

- Кто дежурный? Пять часов ареста!

- Есть пять часов ареста.

Слышу голос Ивана Петровича, педагога. Мне даже холодно немножко стало. Он снял с себя пояс, отдал дежурному, пришёл ко мне в кабинет:

- Я прибыл под арест.

Я сначала хотел было сказать ему – «брось». А потом думаю:

«Ладно, садись». И просидел пять часов под арестом. Ребята заглядывают в кабинет – Иван Петрович сидит под арестом.

Когда кончился арест, он вышел на улицу. Ну, думаю, что-то будет. Слышу гомерический хохот. Ребята его качают.

- За что?

- За то, что сел под арест и не спорил.

А другой на его месте начал бы: «Как это так, меня, педагога, под арест. Ни за что. Мой авторитет пропадёт».

Авторитет, нужно создавать самим, пользуясь для этого всякими случаями жизни. В хорошем коллективе авторитет нельзя подорвать. Сам коллектив его поддерживает».

Контроль общественного мнения большого авторитетного и любимого коллектива закаляет характер ученика, воспитывает волю, прививает общественно полезные навыки личного поведения, гордость за себя как члена этого славного содружества. Только отсутствием организованного общественного мнения можно объяснить беспомощность воспитателей, позорящих себя подобными, например, характеристиками непослушных питомцев: «Мешает, сорит, бьёт стёкла, выражается, мажет краской лица товарищам, своим хулиганским поведением разлагает не только учащихся, но и учащих…» Такие аттестации звучат клеветнически. Школьник, изображённый драматическим злодеем, разлагает даже учителей. Воспитатели, по существу, пишут приговор себе, расписываясь в своей никчёмности.

В своих искания новых путей воспитания Макаренко и его товарищи не только не встретили помощи, но, наоборот, люди, призванные руководить ими, несмотря на прекрасные результаты правильной, подлинно советской системы воспитания, порочили и самого Антона Семёновича, и его методы.

В те годы в педагогическое дело, которое Макаренко назвал одним из самых тонких и нежных человеческих дел, проникли враждебные и чуждые влияния. Педагогическая арена сделалась достоянием педологии. «Последняя выступала от имени марксизма, и нужно было много мужества, чтобы этому не верить, чтобы большому авторитету «признанной науки» противопоставить свой сравнительно узкий опыт». Вместе с педагогами в руководящие органы народного образования проникли люди, которые, по словам Макаренко, «мало отличались от шарлатанов, протаскивающих под видом советской педагогики форменную контрреволюцию».

Напряжённая борьба разгорелась вокруг методов воспитания в колонии имени Горького. Педологи выводили свои методы воспитания из идеи «изучения» каждого ребёнка отдельно, и, поскольку это изучение приводило к разным выводам, постольку они считали нужным применять и различные методы.

«Трудно подсчитать раны, нанесённые педологией делу социалистического строительства на самом важнейшем участке – воспитания молодёжи». С горечью вспоминает Макаренко, как долго терпели все эту шарлатанскую чуждую галиматью, эту знахарскую возню педологии: «Долгое время у нас не было настоящего, зоркого, большевистского глаза, обходились мы все тем же мирным прекраснодушием и бесхребетной уступчивостью. Мы терпели нахальство разных псевдоучёных и трусливо встречали каждое живое, настоящее педагогическое слово. Мы малодушно смотрели, как педагоги на наших глазах душили свежие, самые нежные ростки нашего дела».

Макаренко вступил в открытую борьбу с педологами без какой-либо поддержки со стороны многих педагогических деятелей того времени и был глубоко принципиален и стоек в этой неравной борьбе.

Столкновения с педагогами создали для Макаренко, как он гов

<< назад    вперед >>

© 2006. Все права защищены.