На главную   Контакты   Поиск   Карта сайта   Ссылки 
рефераты
 

НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ УРОКИ З.ФРЕЙДА, стр. 1

Отношение к 3. Фрейду (и к психоанализу вообще) в современной России довольно странно.

Начнем с того, что Фрейд в моде. Его книги переиздаются. Выходит много литературы о психоанализе (прежде всего зарубежной, но также и отечественной). Воз­никло несколько психоаналитических обществ и даже исследовательских институтов. Выпускаются специальные журналы. Психоаналитическая техника используется практикующими психотерапевтами. Можно сказать, что мы переживаем своеобразную "психоаналитическую волну". Фрейдовские идеи свободно применяются политологами и журналистами для толкования нашей истории, текущих событий и действий из­вестных политиков. Литературные критики дают толкования текстов, соединяя фрей­довские конструкции с идеями Деррида, Делеза и других постмодернистов. Создается впечатление, что наша культура переживает ту же "психоаналитическую рево­люцию , которая повлияла в свое время на облик современной западной культуры.

Нужно заметить, что ранее в нашей стране отношение к Фрейду было иным. Хотя его работы широко переводилась еще до революции, его идеи не получили широкого философского и культурного признания. Психоаналитическая техника использовалась рядом практикующих врачей, но ведущие теоретики-психиатры и психологи, не говоря уже о философах, его, в сущности, не признали. В чем тут дело? Ведь ряд прин­ципиальных фрейдовских идей, казалось бы, резонировал с некоторыми традициями русской мысли. Это прежде всего весьма популярные в русской дореволюционной философии и даже в культуре в широком смысле, в частности, в литературе, музыке, идеи Шопенгауэра и Ницше о космической роли бессознательного начала (сам Фрейд писал о большом влиянии этих идей на формирование его концепции). Это тонкое проникновение в глубины психического бессознательного у Достоевского и других русских писателей и философов (не случаен интерес Фрейда к Достоевскому). Мне кажется, что непризнание фрейдовской концепции в России в это время объясняется тремя обстоятельствами: 1) ее сциентистским рационализмом: ведь задача психо­анализа в его классическом понимании состоит в том, чтобы помочь больному спра­виться с силами бессознательного, поставить их под полный сознательный контроль; 2) ее биологизмом, иногда даже производящим впечатление биологического детерми­низма (биологические импульсы и инстинкты, коренящиеся в 1ё, представляются контролирующими деятельность Эго); 3) ее индивидуализмом: социальное окружение индивида - это только источник травм и в конечном счете причина неврозов, так как именно из столкновения социальных требований с биологическими инстинктами и же­ланиями индивида неврозы и вытекают. Понятно, что такого рода идеи вступали в противоречие со всеми принципиальными установками русского религиозно-духовного ренессанса начала XX столетия.

Ситуация как будто бы радикально изменилась после революции. Во всяком случае, сциентизм и рационализм (и даже материализм) Фрейда никого уже не мог смущать, а, наоборот, всячески приветствовались. Другое дело его биологизм и индивидуализм! Были сделаны, однако, попытки соединить Фрейда с Марксом, придав психоанализу социальный" характер. В советской России 20-х годов на этой почве возник даже своеобразный психоаналитический бум. Однако длился он недолго, ибо соединение несоединимого было, конечно, невозможным.

Современный психоаналитический бум в нашей стране имеет совершенно другой характер и свидетельствует, помимо прочего, о том, что ни русская религиозная

философия, ни марксизм не определяют ныне облик нашей культуры. Нынешнее психоаналитическое поветрие - это скорее выражение желания ассимилировать то, что на Западе давно усвоено. И как это нередко бывает, делается это весьма поверхностно. Поэтому возникает та странность в нашем сегодняшнем отношении к Фрейду, о которой я говорил в начале.

Я имею в виду прежде всего то, что серьезный философский и теоретический анализ фрейдовской концепции почти не проводится. В то время как рьяные оте­чественные адепты психоанализа - в основном практики, журналисты, литературные критики — исходят из того, что научность этой концепции полностью доказана (что, видимо, и позволяет им давать нередко весьма произвольные психоаналитические ин­терпретации), представители академической науки - психологи и философы -предпочитают не говорить на эту тему, что свидетельствует либо о том, что боль­шого восторга психоанализ у них не вызывает, либо о том, что вопрос этот для них не очень ясен.

Между тем идеи Фрейда заслуживают самого серьезного исследования именно на эпистемологическом и методологическом уровне. Ибо его концепция не является чем-то единым, что можно либо полностью принять, либо также целиком отвергнуть. Развитие психоанализа после Фрейда это подтвердило. Ряд идей классического пси­хоанализа был отвергнут, некоторые из них были модифицированы. Предметом больших дискуссий стал вопрос об эмпирической подтверждаемости психоанализа. Как известно, для Поппера

    вперед >>

© 2006. Все права защищены.