На главную   Контакты   Поиск   Карта сайта   Ссылки 
рефераты
 

П. А. СТОЛЫПИН (1862-1911), стр. 2

еском отношении

довольно пестро, среди помещиков преобладали поляки, среди крестьян — литов­цы. В ту пору Литва почти не знала хуторов. Крестьяне жили в деревнях, а их земли были разбиты на чересполосные участки. Земельных переделов не было.

Семья Столыпиных жила в Ковно или в Колноберже. Владели и другими поместьями — в Нижегородской, Казанской, Пензенской и Саратовской губерниях. Но дети не хотели знать никаких других имений, кроме Колноберже. Раз в год в одиночку Столыпин объезжал свои владения. Как на­стоящий семьянин, он тяготился разлукой с близкими, а потому не задерживался в таких поездках. Самое дальнее из своих помес­тий, саратовское, он, в конце концов, продал.

В Ковенской губернии у Столыпина было еще одно имение, на границе с Германией. Дороги российские всегда были плохи, а потому самый удобный путь в это имение пролегал через Прус­сию. Именно в этих «заграничных» путешествиях Столыпин по­знакомился с хуторами. Возвращаясь, домой, он рассказывал не столько о своем имении, сколько об образцовых немецких ху­торах.

Через 10 лет П.А. Столыпин назначается ковенским губернским предводителем дворянства, а еще через три года – в 1902 году неожиданно для себя – гродненским губернатором. Это назначение – результат политики министра внутренних дел В.К. Плеве, взявшего курс на замещение губернаторских должностей местными землевладельцами, хорошо знавшими жизнь в губернии и твердо охранявшими помещичьи интересы.

В Гродно Столы­пин пробыл всего десять месяцев. В это время во всех губерниях были созданы местные комитеты, призванные позаботиться о нуждах сельскохозяйственной промышленности, и на заседаниях Гродненского комитета Столыпин впервые публично изложил свои взгляды. Они в основном сводились к уничтожению крестьянской чересполосицы и расселению на хутора. При этом Столыпин под­черкивал: «Ставить в зависимость от доброй воли крестьян мо­мент ожидаемой реформы, рассчитывать, что при подъеме умст­венного развития населения, которое настанет неизвестно когда, жгучие вопросы разрешатся сами собой, — это, значит, отложить на неопределенное время проведение тех мероприятий, без которых не мыслима ни культура, ни подъем доходности земли, ни спокойное владение земельной собственностью». Иными словами, народ темен, пользы своей не разумеет, а потому следует улуч­шать его быт, не спрашивая его о том мнения. Это убеждение Столыпин пронес через всю свою государственную деятельность.

Один из присутствовавших на заседании помещиков, по-сво­ему истолковав это высказывание, стал говорить, что вовсе не нужно давать образование народу: получив его, он «будет стре­миться к государственному перевороту, социальной революции и анархии». Но губернатор не согласился с такой трактовкой:

«Бояться грамоты и просвещения, бояться света нельзя. Образо­вание народа, правильно и разумно поставленное, никогда не поведет к анархии... Общее

образование в Германии должно слу­жить идеалом для многих культурных стран».

III.

В 1903 году Столыпин был назначен саратовским губернато­ром. Переезжая на новое место, он отчасти чувст­вовал себя «иностранцем». Вся его прежняя жизнь, — а ему было уже за сорок — была связана с Западным краем и с Петербургом. В коренной России бывал он едва ли чаще, чем в Германии. Рос­сийскую деревню он, можно сказать, почти и не знал.

Чтобы освоиться в малознакомой стране, требовалось время, а его оказалось в обрез. В 1904 году началась война с Японией. Старшая дочь Столыпина однажды спросила, почему не видно того воодушевления, как в 1812 году. «Как может мужик идти радостно в бой, защищая какую-то арендованную землю в неве­домых ему краях? — сказал отец. — Грустна и тяжела война, не скрашенная жертвенным порывом». Этот разговор состоялся не­задолго до отправки из Саратова на Дальний Восток отряда Кра­сного Креста. На обеде в честь этого события губернатор произнес речь. Он говорил, в частности, о том, что «каждый сын России обязан, по зову своего царя, встать на защиту родины от всякого посягательства на величие и честь ее». Речь имела шумный успех, барышни и дамы прослезились. «Мне самому кажется, что сказал я неплохо,— говорил потом Столыпин.— Не понимаю, как это вышло: я ведь всегда считал себя косноязычным и не решался произносить больших речей». Так Столыпин открыл у себя ора­торский талант.

Вслед за войной пришла революция. Забастовки, митинги и де­монстрации начались в Саратове и других городах губернии. Сто­лыпин попытался сплотить всех противников революции, от чер­носотенного епископа Гермогена до умеренных земцев типа А. А. Уварова и Д. А. Олсуфьева (своего родственника). Было собрано около 60 тысяч рублей, губернский город разбили на три части, в каждой из которых открыли «народные клубы», став­шие центрами черносотенной пропаганды и опорными пунктами для создания черносотенных дружин. Всякий раз, когда в городе начинались демонстрации, правые устраивали контрдемонстра­ции. Руками

<< назад    вперед >>

© 2006. Все права защищены.